РЕНУАР Пьер Огюст Маленькие жонглерши в цирке Фернандо Купание на Сене Дочери Катулла Мендеса у пианино Девочка с лейкой Девушка у источника Сторонники импрессианистов Ретроспективные выставки


Работы мадемуазель Берты Моризо ставят меня в затруднительное положение: она женщина, а я где-то читал, что женщину нельзя ударить - даже цветком. (...)

Этюды и портреты, выполненные господином Ренуаром, дают основание полагать, что он бросил вызов природе, и это пари он, скорее всего, проиграет. (...)

Было бы несправедливо отрицать, что господин Клод Моне владеет некоторым даром колориста, который он, однако, употребил самым плачевным образом: ведь он пользуется им с единственной целью - отталкивать от себя людей. (...)

Из всей этой непримиримой компании господин Эдгар Дега, пожалуй, самый непримиримый. И только мучимый раскаянием после совершения серьезнейшего преступления согласился бы я постоянно терпеть перед глазами этих двух прачек, одна из которых тяжело и неловко опирается о железный таз, другая, отвратительно потягиваясь, зевает во весь рот. (...)

В этом списке непримиримых, которые, как я полагаю, даже не представляли свои работы на суд жюри, работающего сейчас на Елисейских полях, я вижу имя художника, которого они не имеют права числить среди своих. Господин граф Ле- пик, возможно, художник ищущий и дерзкий, но он не может быть причислен к непримиримым: он не отвергает традиций и не раз участвовал в наших регулярных выставках, причем с несомненным успехом. Его огромный этюд кабана необычайно выразителен: застигнутый врасплох в своем логове и готовый напасть зверь полон силы, отваги и решимости. (.)»'.

«. Значит, в галерее Дюран-Рюэля открылась выставка импрессионистов! Да простит мне Господь, но я полагаю, что они выглядят в этом году еще более безумными, чем обычно. На этой выставке вы найдете черновые наброски, переливающуюся мазню - так изображают мгновение, - резкие перепады тонов, упрощенны1е, небрежно смоделированные формы, и все это выполнено с необычайной дерзостью.

И что любопытно - а также служит доказательством заразности безумия, - повсюду видны люди без смирительных рубах, которые серьезно покачивают головами, глядя на эти живописные отбросы, и шепчут: «Тут что-то есть!» Произнося эти слова, несчастные могли хотя бы хвататься за голову?! (.. .)»

«(...) Стороннему наблюдателю может показаться, что перед ним - мистификация, которую ему предлагают принять всерьез. Он зашел туда по доброй воле, посмотрел развешанные по стенам картины - вблизи и издали, спереди и сбоку - и не нашел в них ничего, что заставляло бы откликаться его разум. Если там и есть какое-либо впечатление, то оно исключительно зрительное, и впечатление это жестоко. Оно притягивает и резко бьет по глазам, - так запах, идущий из сырной лавочки, притягивает и одновременно раздражает обоняние. С таким же впечатлением сталкиваемся мы и здесь.

Ни в одной из этих картин не найти ни возвышенной идеи, ни творческого духа, ни следа вдохновения, ни отзвука возвышенного искусства. Скорее, они напоминают театральные декорации, на которых изображено то, чего не увидишь ни в природе, ни в человеческом обществе. Я не отрицаю, что некоторые из этих импрессионистов весьма талантливы, однако талант их сбился с пути и упорствует в этом. (...)

Однако следует отдать должное некоторым полотнам, выставленным на улице Лепелетье. Нам показались весьма удачными две-три рыночные сценки кисти господина Людовика Пьетта и его же сенокосы. Если бы господин Пьетт так не упорствовал в стремлении передать впечатление и не подчеркивал бы так тона, то, потрудившись немного, господин Пьетт мог бы писать картины, которые заняли бы почетное место в залах Дворца промышленности. Я мог бы сказать то же самое и о господине Дега, представившем портреты двух танцовщиц и двух певичек кабаре. (...)

Чьи же голоса звучали громче всех в оглушительном хоре уничижительных оценок, сопровождавшем импрессионистов?

«Доказательство того, что в этом году жюри строго отнеслось к отбору и не допустило к участию в Салоне большую часть аляповатых эскизов - представители импрессионизма называют их пейзажами, - вы найдете в залах Дворца промышленности, на стенах которых то и дело попадаются эти небрежные работы.

«Господин Мане оказал нам честь, прислав изящное приглашение «посетить выставку его картин, которые были отклонены жюри Салона в 1876 году и теперь будут выставлены в его мастерской в доме № 4 по улице Санкт-Петербург с 15 апреля по 1 мая»

Исключая этих двух художников, чьи работы удостоились нашей заслуженной похвалы, представленные на выставке картины не стоят того, чтобы о них говорить

Художники импрессионисты, меценаты, критики


Сергей Иванович Щукин